Почему дети плохо ведут себя в школе?

Часто приходится выслушивать жалобы о «плохом» поведении детей в школе. Причины школьной дезадаптации могут быть различными, и собственно медицинские проблемы среди них занимают далеко не основное место.

Часть I

Ребенок может вести себя неправильно, если с раннего возраста воспитывается в условиях безнадзорности, недостатка эмоциональных контактов в общении, безучастности к его развитию. При этом с задержкой формируются такие личностные свойства, как инициативность, любознательность, а также игровые и социально-коммуникативные навыки. Неблагополучные семейные условия с противоречивыми по своей направленности, конфликтными отношениями ведут к формированию особой модели поведения ребенка. Ребята усваивают «дурной пример» для подражания, наблюдая привычное разрешение ссор с помощью драки, культивирование агрессии, физической силы в семье. Школьная дезадаптация усугубляется, разумеется, воздействием неформальной подростковой группы с асоциальными проявлениями – уходами из дома, воровством, ранней алкоголизацией.

У ребенка может нарушиться поведение в условиях внутрисемейного или школьного конфликта, сопровождающегося психическим напряжением, тревожным ожиданием неудачи, переживанием собственной несостоятельности. Школьная дезадаптация при этом проявляется особым, «защитным», типом реагирования в виде ухода в мир собственных фантазий, игр в одиночестве, возникновением внушенных соматических недугов. Такого рода расстройства могут наблюдаться как в младшем, так и в старшем школьном возрасте на фоне психической слабости, снижения устойчивости к нагрузкам.

Понятно, что «плохое» поведение в ряде случаев обусловлено «природными», биологическими факторами: выраженной аномалией характера, психическим заболеванием, депрессивным состоянием, умственной отсталостью. Это явно «патологический» вариант школьной дезадаптации, и в таких случаях требуется прежде всего соответствующее лечение.

Психические заболевания в детском возрасте, к счастью, встречаются не так часто. Для ребят с выраженным сниженным интеллектом существуют специальные школы. Что касается общеобразовательных (массовых) школ, то трудности в поведении можно разделить на следующие группы.

 

«Нездоровые» реакции

С ними родители и педагоги знакомы гораздо лучше, чем врачи. Ребенок может расплакаться при обидном замечании или ответить грубостью на требование, которое кажется ему неприемлемым. Он может вызывающе вести себя на уроках нелюбимой учительницы или «назло» испортить вещи, которыми дорожит мама. Эти явления могут иметь вид психологически понятной, вполне адекватной реакции или выходить за рамки условной нормы.

Какими признаками отличаются болезненные реакции?

Во-первых, они чрезмерно интенсивны, ярко выражены и вследствие этого затрудняют учебу ребенка, его адаптацию в коллективе. Во-вторых, такого рода реакции возникают в разных ситуациях, с различными людьми. В-третьих, степень реакции не соответствует поводу, ее вызвавшему (появление гнева, агрессии в связи с пустячной, ничтожной причиной). В-четвертых, реакции личности сопровождаются жалобами на головные боли, плохой сон, снижение аппетита, подавленное настроение и т.д.

Все реакции – состояния временные, преходящие, они длятся минуты, часы, но никак не больше. У каждого человека возникают преимущественно реакции определенного вида.

Самыми распространенными являются реакции протеста (оппозиции). Они возникают у ребенка в связи с несправедливым, оскорбительным отношением к нему со стороны родителей, ущемлением самолюбия, переживанием обиды и недовольства, конфликтами со сверстниками, школьной неуспеваемостью. Реакции выражаются непослушанием, грубостью, агрессией, отказом от выполнения требований взрослых. Подобным образом ребенок реагирует только в психотравмирующей ситуации, в отношении определенных лиц. Реже, в случае так называемых «реакций активного протеста», неправильное поведение наблюдается в разной обстановке, возникает часто, по малейшему поводу. При этом нередки проявления гнева, жестокости, агрессии. Большей частью такие реакции сопровождаются покраснением лица, потливостью, сердцебиением, двигательным возбуждением. У некоторых пациентов происходит сужение сознания, они ведут себя вызывающе «плохо», как бы «не помня себя», полностью не отдавая себе отчета в своих поступках.

Реакции пассивного протеста проявляются в разнообразных формах: в уходах из школы и дома, отказе от еды, эпизодическом недержании мочи или кала, попытках самоубийства, а также в форме элективного мутизма (избирательной немоты). Такого рода реакции всегда связаны с изменившимися отношениями в семье или коллективе, проявлением недовольства и враждебности со стороны окружающих, некоторой настороженностью, капризностью ребенка.

Реакции имитации проявляются стремлением подражать поведению взрослых или сверстников. Понятно, что таким образом могут закрепляться нежелательные формы поведения при повторении ребенком недостойных поступков родителей или молодежных «авторитетов». Он может проявлять враждебное отношение к окружающим, имитируя агрессию отца в семье, или пренебрежительное отношение к старшим, подражая поведению сверстников в группе. Так, подростки могут начать курить, выпивать, заниматься онанизмом. Закреплению таких поведенческих реакций способствуют слабоволие, подчиняемость и отсутствие позитивных примеров. Иначе говоря, поведенческие стереотипы, возникшие по механизму имитации, чаще появляются у детей с чертами неустойчивости.

При желании скрыть, преуменьшить, замаскировать явный или мнимый дефект внешности или психический изъян возникают реакции компенсации или гиперкомпенсации. Физически слабый ребенок перед сверстниками хвастается собственным спортивным разрядом или достижениями брата. Это пример так называемой «косметической лжи». Он также может предаваться мечтам и фантазиям, в которых представляет себя мужественным, сильным и непобедимым. Подросток, стремясь завоевать авторитет, может бравировать показной грубостью, развязностью, эпатировать окружающих вызывающим внешним видом. У девочек желание оказаться в центре внимания проявляется сочинительством небылиц о высоком положении родителей, невероятном успехе у молодых людей. Они стараются ярко одеваться, по-особому причесываться, злоупотребляют косметикой.

Подростковому возрасту наряду с перечисленными свойственны и иные, особые реакции. Наиболее известны реакции эмансипации – стремление к самостоятельности, независимости, освобождению от влияния взрослых. Подростки стремятся «делать жизнь» по-своему, критически оценивая достижения старших. Иногда это желание действовать вопреки общепринятым правилам приобретает утрированные, карикатурные формы.

Врачи и психологи выделяют реакцию группирования со сверстниками. Подростки склонны образовывать группы, в которых при внешне неформальных отношениях неизбежны лидеры и исполнители. Подобные объединения более характерны для мальчиков. Естественное возрастное стремление общаться «ватагой» приобретает нежелательный оборот, когда подростки совершают асоциальные поступки, правонарушения.

Склонность к реакциям увлечения – неотъемлемая психологическая черта подросткового возраста. Перечислить все увлечения ребят невозможно. У части подростков это – стремление к получению информации, приобретению знаний и встречам с интересными людьми. У других – азартные игры, стремление выделиться в спорте, художественной самодеятельности, овладении иностранным языком. У некоторых – желание физического совершенствования путем особого режима, упорных тренировок. Для всех этих реакций характерны особая направленность интересов и «сверхценное» отношение к собственным занятиям.

 

Аномальный характер

Дети с особым, аномальным характером формируют вторую обширную группу состояний, вызывающих школьную дезадаптацию.

Треть из них – личности с преобладанием повышенной эмоциональной возбудимости. Это дети, которые дают реакции гнева, неудовольствия, отказа по малейшему поводу, взрываются при любом незначительном внешнем раздражении. При замечаниях, неприятных для них требованиях, ущемлении их интересов они начинают кричать, разбрасывают или портят вещи, бранятся, угрожают и проявляют агрессию. На пике аффекта такие субъекты не помнят себя: с бледным, перекошенным лицом могут наговорить много гадостей окружающим и совершить такие поступки, о которых впоследствии искренне сожалеют.

В дошкольном возрасте дети с повышенной возбудимостью с трудом удерживаются в детском коллективе, постоянно бьют сверстников, не терпят ограничений, запретов, нарушают режим учреждений. На замечание или порицание взрослых они реагируют падением на пол, рыданиями, криками и стенаниями, которые выводят из равновесия окружающих. Некоторые могут надолго запомнить обиду и впоследствии отомстить обидчику. В других случаях проявлением протеста возбужденного ребенка может быть его побег из дома, в более позднем возрасте – из школы.

С наступлением у детей переходного возраста взрослым чаще приходится сталкиваться с поведенческими проблемами. У подростков наблюдаются неконтролируемые вулканические вспышки ярости и гнева. Гормональная перестройка организма, как известно, способствует еще большей возбудимости нервной системы. К тому же в этом возрасте ослабевает власть родителей над подростком, а сдерживающие морально-нравственные представления зачастую оказываются недостаточно сформированными.

На фоне агрессии, постоянной конфликтности подростки могут совершать асоциальные поступки и правонарушения, сквернословят, отказываются от учебы, иногда прибегают к попытке самоубийства. Несмотря на кажущееся разнообразие поведенческих нарушений, всегда можно заметить, что в их основе лежат повышенная возбудимость и склонность к бурным, аффективным разрядкам.

 

Известны ли причины «возбудимого» характера?

Первопричиной является задержка формирования эффективного процесса торможения в связи с врожденной особенностью ребенка или вследствие отрицательных факторов, действовавших на его мозг во внутриутробном, родовом периодах или вскоре после рождения (интоксикации, болезни матери, обвитие пуповиной, родовая травма и др.). Нежелательные формы поведения у ребенка могут сформироваться по механизму подражания. Если ребенок наблюдает грубость, вспыльчивость, бесцеремонность родителей, то он легко может усвоить подобные манеры. Наряду с этим повышенная возбудимость ребенка может развиться в ситуациях, которые часто вынуждают его к протесту и оппозиции. К примеру, деспотизм, чрезмерная требовательность родителей вынуждают ребенка бороться с неудовлетворительными семейными условиями. Ошибочные, неадекватные формы поведения при этом могут зафиксироваться. Наконец, возможно и прямое культивирование нежелательных свойств ребенка родителями или авторитетными посторонними людьми, которые сами отличаются далеко не идеальным характером.

 

Почему дети агрессивны?

Легко ли врачу прийти к однозначному выводу о наличии патологического характера у ребенка?

Нет, конечно. «Плохим» поведением грешат ведь совершенно разные пациенты. Повышенная возбудимость – следствие не только особого характера, она может быть как у дурно воспитанного, так и у страдающего тяжелым душевным заболеванием ребенка.

 

Почему вообще дети проявляют агрессию, бьют друг друга? Связано ли это в первую очередь с методами их воспитания, особенностями характера, личностью родителей?

Зарубежные психологи считают, что агрессию проявляют дети, которые сами боятся быть травмированными. Иначе говоря, в ее основе находится страх, связанный с прошлыми травмами и переживаниями, которые не вспоминаются, но живут в подсознании ребенка. Агрессивность проявляют дети, пережившие глубокую обиду, душевную травму или нападение в прошлом (насилие со стороны сердитых родителей или разгневанных учителей). Исходя из этой концепции ученые рекомендуют прежде всего воспитывать у детей начиная с детского сада миролюбие, доверие и самоуважение. Для этого предлагаются специальные игры для малышей, особое поведение педагогов в школе, подражание положительной модели поведения взрослых.

Отечественные специалисты большое значение в происхождении агрессивности придают биологическим, врожденным предпосылкам и нажитым, приобретенным качествам личности ребенка.

Распознавание патологических черт характера основано на том, что у детей отмечаются изменения со стороны глубоких «природных» сфер психики – темперамента, инстинктов, влечений. Поэтому уже в возрасте 2–4 лет врачи могут заметить, что ребенок отличается постоянным хмуро-недовольным настроением, совершенно не переносит дискомфорта – голода, жажды, охлаждения – или стремится садистски причинить боль близким. Иногда окружающими это расценивается как жестокость, отсутствие чувства сопереживания или крайний эгоизм. В более позднем возрасте при столкновении с меняющимися жизненными условиями у таких детей постепенно происходит формирование аномального личностного склада.

Распространенной разновидностью аномального характера являются личности с преобладанием так называемых черт неустойчивости.

Все дети с неустойчивым характером отличаются безответственностью, беззаботностью, поверхностностью суждений и реакций, не могут устоять перед соблазнами, подражают поведению ребят, с которыми «группируются».

Черты неустойчивости наблюдаются у мальчиков в 4 раза чаще, чем у девочек. Наиболее ярко они проявляются в возрасте 10–13 лет и чаще всего в виде уходов из дома и школы. Уходы и бродяжничество развиваются по определенной схеме. Первые побеги возникают вследствие обиды, ущемленного самолюбия, страха наказания за какой-то проступок (двойка в школе, разбитая ваза, украденные деньги). Вначале уходы нередко объясняются нежеланием сделать какое-то усилие, выполнить требование педагогов, преодолеть трудности – попросту говоря, систематически работать. Иногда уходы вызваны стремлением освободиться от опеки и контроля со стороны родителей, продемонстрировать собственные неуязвимость и самостоятельность. Следовательно, поначалу бродяжничество возникает по какому-то конкретному поводу. Оно носит, по выражению врачей, характер реакций протеста.

Повторяющиеся побеги совершаются детьми уже бездумно, по определенному стереотипу и без предварительной подготовки. При этом дети затрудняются назвать причину уходов и прибегают к выражениям: «Тянет, хочется, не могу бороться, преодолеть себя...».

Нередко уходы из дома объясняются так называемой «сенсорной жаждой» – ребятам постоянно необходимы новые яркие впечатления, удовольствия, «ветер перемен». Поэтому они часами катаются на автобусах по городу, подолгу бродят по улицам, разглядывая витрины. Стремление уйти из дома обусловлено желанием увидеть новые места, участвовать в приключениях, потребностью во все новых развлечениях.

Сенсорный голод – проявление психической незрелости ребенка. Это дети – романтики, мечтатели, фантазеры. В школе им невыносимо скучно, будничные дела быстро надоедают. С возрастом страсть к перемене мест блекнет, дети «остепеняются». Впрочем, всем известны взрослые – вечные мигранты, неисправимые «перекати-поле».

Считается, что патологические черты характера неустойчивого типа формируются в результате частичной задержки развития эмоционально-волевой сферы ребенка. Если эта незрелость (инфантилизм) с годами преодолевается, то, соответственно, сглаживаются и черты неустойчивости – происходит определенная гармонизация личности. При неблагоприятно складывающихся жизненных условиях проявления неустойчивости сохраняются со всеми вытекающими последствиями – правонарушениями, развитием хронического алкоголизма или наркомании.

Чтобы избежать неприятных последствий в подобных случаях, настоятельно рекомендую родителям своевременно обратиться к детскому психиатру. Если амбулаторное лечение и психотерапевтически направленная, грамотная беседа с врачом не приводят к успеху, то остается крайняя мера – «закрыть ребенка на ключ». Других эффективных способов помочь ему не существует.

 

Часть II

В повседневной учительской практике консультация психоневролога сравнима разве что с навигационным атласом мореплавателя. В этой публикации мы продолжаем разговор об особенностях социально-психологической дезадаптации детей в школе.

 

Негативные амбиции

Ребята с преобладанием гипертимных черт характера отличаются приподнятым настроением, усиленным стремлением к деятельности. Они неизменно всем довольны, говорливы, в группе сверстников обычно стремятся к лидерству. Повышенное настроение, как правило, сочетается с двигательной расторможенностью, неусидчивостью, а также с раздражительностью, вспыльчивостью. Дезадаптация таких детей в школе объясняется их непоследовательностью, желанием командовать, настоять на своем. Веселость, беспечность и внешнее добродушие сочетаются в этих случаях с неумением подчиниться общим требованиям, постоянными нарушениями дисциплины, неспособностью «держать себя в узде», контролировать собственные поступки.

Основной особенностью лиц с преобладанием истероидных черт характера является «жажда признания», стремление привлечь внимание, быть в центре событий, «на виду». Отсюда желание казаться интересным, значительным человеком, нарочитость, демонстративность и театральность в поведении, манерах, высказываниях, неуемное фантазирование.

Школьная дезадаптация таких детей часто связана с их стремлением к первенству, пренебрежением интересами коллектива, постоянным враньем. Из-за ущемленного самолюбия, непризнания их исключительности, неприемлемости учебных нагрузок этим личностям всюду сопутствуют конфликты.

Подростки с истероидными чертами характера из-за желания приобрести репутацию «крутого парня» в молодежной группе совершают асоциальные действия – алкоголизируются, воруют, употребляют токсические вещества. В своих легендах они всегда герои, вызывающие поклонение толпы. Ребята увлеченно повествуют о любовных историях, покровительстве важных персон, исключительно «полезных» знакомых – артистах, спортсменах, «начальниках». Душещипательные истории, мифы и «замыслы» подростков всегда имеют одну цель – повысить свой рейтинг среди окружающих. Подобное «творчество» истероидных субъектов удачно называют «косметической ложью».

Причинами школьной дезадаптации могут быть также расстройства, развивающиеся по механизму «условной желательности». Именно поэтому у слабо успевающего школьника появляется чувство удушья, сердцебиения, припадки, ощущение «комка в горле», мучительные головные боли и другие нарушения, которые оправдывают его плохую учебу или избавляют от посещения школы. Девочка может «хлопнуться» в обморок для того, чтобы продемонстрировать окружающим собственную слабость, хрупкость и вместе с тем утонченность и неординарность своей натуры. По таким же механизмам развиваются астазия, абазия (невозможность стоять и ходить), афония (потеря голоса), утрата чувствительности в конечностях, преходящее косоглазие, тики, судорожные припадки и даже параличи.

 

Откуда берутся детские фобии?

Психоневрологу часто приходится иметь дело с совершенно иными личностями – детьми робкими, неуверенными в себе, «слабыми». Это, по врачебной терминологии, патологические характеры тормозимого типа.

Речь идет о психастеническом расстройстве личности. У детей возникают опасения, что с ними или с их близкими может случиться несчастье, они фиксируются на неприятных ощущениях в теле, постоянно думают об опасности возможных тяжелых заболеваний, избегают всего незнакомого, нового, склонны к различным суевериям и мистике.

Начиная с переходного возраста психастенические черты характера выражены в полной мере: подростки пребывают в постоянных сомнениях, мучительных размышлениях о «правильности» своей жизни, тревожном обдумывании предстоящих событий. Будущее представляется им таинственным, сложным и непредсказуемым. Такие дети отличаются нерешительностью, склонностью к рассуждениям, самокопанию, «умственной жвачке».

У детей с преобладанием тревожно-мнительных черт характера компенсаторно развиваются чрезмерная приверженность к определенному порядку, привычному стереотипу жизни. Эти личности отличаются педантизмом, подчеркнутой аккуратностью и обязательностью.

Вследствие отмеченных особенностей характера у психастеников нередко возникают разнообразные навязчивые расстройства. В детском возрасте чаще приходится видеть невротические навязчивые страхи (фобии) и навязчивые движения. Последние весьма разнообразны: моргание, нахмуривание лба, шмыганье носом, подергивания плеч, втягивание живота, покашливание и т. п. Эти явления знакомы родителям и педагогам под названиями «тики» и «гиперкинезы».

Что касается навязчивых страхов, то наиболее распространенными у детей являются страхи загрязнения, отравления, заражения. Нередко можно наблюдать страхи острых предметов, лифтов, метро и других закрытых пространств. В иных случаях дети боятся перейти городскую площадь или поляну в лесу (страх открытых пространств). В более позднем возрасте, по мере осознавания детьми понятий жизни и смерти, у ребенка могут появиться навязчивые страхи собственной смерти или кончины родителей, страх подавиться едой, опасения удушья, сердечного приступа и т. п. Специфическими для детей являются страх речи у заикающихся школьников, страх покраснеть (эритрофобия). Обычно при наличии подобных нарушений дети ищут помощи, охотно соглашаются на лечение, четко выполняют врачебные рекомендации.

При длительном существовании фобий у ребенка развиваются особые, так называемые защитные, ритуальные действия. Эти явления психологически понятны и развиваются по механизму: «надо сделать так, чтобы не случилось несчастье...». Поэтому ребенок с навязчивыми страхами может определенное число раз стучать по дереву, особым образом повернуться, перешагивать через половицы или световые полосы, пританцовывать и т. п. Не выполнив ритуал полностью, ребенок не чувствует облегчения, у него не уменьшается психическое напряжение, не появляется ощущение покоя и расслабленности. Являясь серьезным психическим расстройством, защитные ритуальные действия зачастую воспринимаются родителями как привычка или выражение суеверия детей.

 

Внимание: перед вами тихони и недотроги

Некоторые дети отличаются выраженной замкнутостью, отгороженностью от реальности, сниженной потребностью в общении со сверстниками, внешне эмоциональной невыразительностью. Такие особенности характера получили название аутистических, или шизоидных. Первое название указывает на «поворот» личности ребенка к своему внутреннему миру, второе – на аналогию с шизофренией, психическим заболеванием, которому свойственна прежде всего крайняя необщительность в коллективе.

Ребята с аутистическими чертами характера нередко тонко чувствуют природу, отличаются музыкальностью, увлеченностью искусством. Они могут быть ранимыми, обидчивыми и невероятно чувствительными к тому, что касается их внутренних переживаний. Как правило, это очень неуклюжие, неспортивные дети, у них крайне медленно формируются навыки самообслуживания, любую работу они делают неторопливо и неловко. Раздражительность, упрямство и конфликтность такие дети проявляют только в случаях, если взрослые отвлекают их от «мечтаний», мешают им заниматься тем, к чему они расположены, – чтением, размышлениями, грезами.

Указанные характерологические особенности заметны с раннего возраста – уже в 3–4 года отчетливо проявляются отсутствие детской живости, вялость, сниженная активность детей в сочетании с удовлетворительным умственным и речевым развитием. Дети нередко рано начинают читать, считать, легко запоминают все, что им предлагается. Они поражают родителей своей рассудительностью, «взрослыми, умными» вопросами, особыми интересами (изучают энциклопедию, календари, географические карты и т. п.).

К переходному возрасту отмеченные особенности приобретают более выраженный характер – подростки испытывают повышенный интерес к абстрактным вопросам из области философии, психологии, математики, отличаются развитым воображением, сосредоточенностью на собственных односторонних увлечениях. В этом возрасте возможны неустойчивость настроения, оппозиция к родителям, протест против общепринятых морально-нравственных норм. В целом подростки с аутистическими чертами сохраняют репутацию странных «фанатов», одержимых «гениев», доброжелательных «чудаков».

Многим знакомы люди, постоянно чувствующие себя уставшими, неспособными сделать усилие, избегающие любой нагрузки. При этом оснований для такого самоощущения нет: врачи не находят серьезных недугов, подобным состояниям не предшествует изнурительная работа или психотравмирующие обстоятельства. Возникает мысль о наличии особого личностного склада, характера, в котором преобладают черты слабости, невыносливости, истощаемости.

Нами, психоневрологами, в таких случаях используется термин «астенические черты характера» (астения в переводе означает «слабость»). Указанные особенности наблюдаются с раннего возраста. У дошкольников это проявляется вялостью, капризностью, неудовлетворительной адаптацией к меняющимся условиям жизни, нарушениями сна, рвотой, сниженным аппетитом. Наряду с этим часты головные боли, плохая переносимость духоты, жары, повышенная утомляемость.

В младшем школьном возрасте становится видно, что ребенок отличается неуверенностью в себе, повышенной ранимостью, стремлением быть незаметным, избегать нагрузок, которые кажутся ему чрезмерными. В этот период у детей нередко находят различные функциональные расстройства сердечно-сосудистой системы, желудочно-кишечного тракта и др. Ребята консультируются и лечатся у врачей различных специальностей. И лишь позже, к переходному возрасту, становится понятно, что жалобы пациентов объясняются стойким своеобразием их характера.

В возрасте 12–15 лет психоневрологи отмечают все основные проявления патологического характера астенического типа. Ребята отличаются робостью, нерешительностью, обидчивостью, они не способны выносить нагрузки, преодолевать возникшие трудности. Нередко отмечаются раздражительность, склонность к пониженному настроению, стремление оградить себя от любой дополнительной работы. Подростки заранее, до начала какой-либо деятельности, чувствуют себя неспособными выполнить определенное задание. В связи с заниженной самооценкой у них легко возникают реакции недовольства, паники, отказа от претензий на достойное место в коллективе. Как правило, перечисленные особенности сохраняются у этих субъектов и в дальнейшем, в их взрослой жизни.

Как уже говорилось прежде, формирование аномальных личностных свойств определяется биологическими факторами (наследственностью, болезнями раннего возраста) и дефектами воспитания. В отдельных случаях неправильное воспитание имеет приоритетное значение в становлении патологического характера.

 

Важней всего погода в доме

Известно, что повышенная возбудимость, склонность к протестным реакциям, агрессивность возникают у детей, воспитывающихся в условиях гипоопеки – безнадзорности, алкоголизма родителей, постоянных конфликтов в семье. Истероидные особенности (жажда признания и фиксация на различных болезненных проявлениях) – результат воспитания по типу «кумира семьи». Патологические черты характера неустойчивого типа – следствие «оранжерейного» воспитания. В этих случаях слабая воля и подверженность постороннему влиянию доминируют в характере ребенка, потому что не воспитаны усидчивость, самостоятельность, способность к планомерной работе, постоянному труду. Неуверенность, робость, мечтательность формируются вследствие чрезмерного, но одностороннего воспитания с применением повышенных требований, запретов со стороны родителей. Гармонизация характера детей, разумеется, возможна при изменении воспитательных подходов.

Длительно существующие неврозы у детей также оказывают влияние на формирование характера. Если у ребенка невротические страхи, заикание, тики сохраняются в течение 2–3 лет, то постепенно у него портится характер – ребенок становится малообщительным, неуверенным в себе, предъявляет часто жалобы на утомляемость, недомогание, неспособность к усилию.

Аномальный характер может сформироваться у ребят с различными физическими дефектами – последствиями полиомиелита, детского церебрального паралича, у слабовидящих и слабослышащих детей, а также у пациентов, страдающих хроническими заболеваниями (бронхиальной астмой, пороками сердца, урологическими заболеваниями). Дети осознают свое отличие от сверстников (к примеру, невозможность бегать, играть в футбол, заниматься музыкой) и реагируют на это самоизоляцией, уходом в мир внутренних переживаний, обидчивостью, ранимостью, склонностью к компенсаторному фантазированию. Участливое отношение педагогов и сверстников, психологическая коррекция в таких случаях чрезвычайно важны для реабилитации учащихся, преодоления школьной дезадаптации.

 

К чему ведут ранние аномалии развития

Многочисленная группа детей с проявлениями школьной дезадаптации включает учащихся с последствиями ранних повреждений центральной нервной системы. Основное место принадлежит внутриутробным патологиям, а также поражению мозга во время родов или в первые месяцы жизни. Замечу, что пациенты с подобными расстройствами составляют четверть всех наблюдаемых психиатром детей.

Пациентам этой группы свойственны некоторые общие черты. Как правило, ребята невыносливы к нагрузкам, быстро устают, не способны к длительному усилию. Повышенной утомляемости сопутствуют раздражительность, готовность к вспышкам недовольства, плаксивость, изменчивость настроения. У детей большей частью ослаблена память, замедленное мышление и невысокая работоспособность, что, разумеется, не располагает к успешной адаптации в школе.

У многих детей наряду с перечисленными общими признаками школьная дезадаптация обусловлена собственно поведенческими расстройствами. Дети проявляют вспыльчивость, несдержанность, нередко – злобность и агрессивность, что приводит к частым конфликтам со сверстниками и педагогами, а также уходам из школы. Недовольство окружающими, драки, пропуски занятий, в свою очередь, приводят к снижению успеваемости, утрате интереса к учебе.

Дезадаптация подростков может усугубляться выраженным оппозиционным отношением к родителям, педагогам, при котором советы и пожелания взрослых игнорируются, а с большим доверием усваиваются наставления лидеров подростковой группы. Ранняя алкоголизация, интерес к наркотикам, резкое усиление влечений (в частности, сексуального) могут окончательно «подорвать» нормальное обучение.

В поведении детей с последствиями раннего органического повреждения головного мозга много схожего с расстройствами эмоционально-волевой сферы, свойственными пациентам с различными вариантами патологических характеров. О них я рассказал ранее, и это освобождает от детального анализа названных проявлений.

 

Адаптация – дело тонкое

Реабилитация детей со школьной дезадаптацией включает ряд организационных, диагностических и собственно коррекционных мер. Индивидуальная, групповая и семейная поддержка должна носить направленный характер в зависимости от типа школьной дезадаптации.

При недостаточном эмоциональном контакте с родителями, неблагополучных семейных условиях, дефиците впечатлений и развивающих занятий необходимо провести диагностику семейно-педагогической запущенности и характера пробелов в интеллектуальном развитии ребенка. Учебную работу следует направлять на повышение познавательной активности и улучшение социальной ориентации подопечного.

При различных зачастую противоречивых воспитательных подходах со стороны родителей, постоянных ссорах и культивировании «неконструктивных методов поведения» в семье важно создать альтернативу асоциальным формам поведения ребенка и его «деструктивным» способам разрешения конфликтных ситуаций. Наиболее эффективными в этом отношении являются групповые формы психокоррекционной работы по типу социально-психологического тренинга.

Если у ребенка налицо проявления невроза вследствие длительной психотравмирующей ситуации в семье или школе, то потребуется, вероятно, интенсивная индивидуальная или групповая психотерапия. Обязательным элементом при этом должна быть семейная психотерапия с коррекцией часто встречающейся симбиотической или неадекватной связи между ребенком и родителями. Следует учитывать высокий риск психосоматических нарушений и строгую индивидуализацию психокоррекции.

При «патологическом» варианте школьной дезадаптации – наличии психического заболевания, депрессии, грубой личностной аномалии – на первом этапе реабилитации ведущее значение имеет, разумеется, лечение ребенка: назначение соответствующих лекарств, которые могут обеспечить нивелирование расстройств до уровня субкомпенсации или компенсации. В дальнейшем необходимы этапная и преемственная психокоррекционная помощь и социально-профилактическая работа с семьей.

 

Владислав БРАГИНСКИЙ, кандидат медицинских наук, заслуженный врач РФ


 
© 2010-2015 МБОУ «Центр психолого-педагогической реабилитации и коррекции «Семья» города Чебоксары»
Наш адрес: г. Чебоксары, пр. Мира, д. 8. Тел./факс приемная: (8352) 63–37–17, директор: 63–27–14 | Филиал: ул. Кадыкова, д. 12. Офисы 89 и 91. Тел: (8352) 51–29–50.
Наш e-mail: moucentr@mail.ru | Также Вы можете написать нам письмо с сайта | | ©